Женщина

Роза в сердце

Здравствуй, Петербург!

Адреналин

Обращение к поэту

Беспризорница - тоска

Восток - дело тонкое...

Жертва

Я не Сафо

Цветы Коломбины

Тост в честь 8 МАРТА, праздника, учрежденного феминистками Кларой Цеткин и Розой Люксенбург.

Сегодня.

Сегодня праздник у девчат.
Сегодня будут прятки.
Пока любви своей солдат
Окучивает грядки,
Мы соберемся втихаря
И смоемся из дома.
Поедем загород, друзья,
Где все нам незнакомо.

Разнообразие в любви
Для вдохновенья нужно, -
Так поступают мужики….
Мы что, девчонки, хуже?

Зайдем в охотничье кафе,
Закажем дичь и грога.
Как амазонок по реке,
Пусть нас несет пирога.

Девчонка, ты своей судьбе
Хозяйкой будь всецело!
Имей, что нравиться душе,
И добивайся смело!

Пусть не печется о ребре
Твой ветреный гуляка.
Он позволяет лишь себе
Раздолие без брака.

Но вечером, придя домой,
И не увидев киски,
Исторгнет в мир голодный вой,
Узрев сосиску в миске.

И будет с нетерпеньем ждать
Покусывая пятку,
А ты вернешься в ноль, ноль пять
И ляжешь с ним в кроватку.

И, ластясь кошечкой цветной,
Подаришь наслажденье,
Что было б сложно, коль его
Не грыз бы червь сомненья.

08.03.06.
Поздравляю. Н.Сорокина.





Почему так грустно в марте?
Пост великий, холода….
На моей пропал ты карте,
Вероятно, навсегда!
Видно, далеко отныне
Заплутавший дикий след;
Ведь его в моей пустыне
И в помине больше нет.

08.03.06.




Ты вторгалась в мою жизнь
Постоянно,
Хоть была в ней, словно снег,
Нежеланна.
А когда растает грязь,
как сомненья,
Я опять уйду смеясь
Сожаленьям.
Лучше в ярости гореть,
Расставаясь,
Чем ярмо оков терпеть,
Вечно маясь.
Не идти с вдвоем тобой,
Путь не весел….
Слишком разнится настрой
Наших песен!

08.03.06.



Женщина!

Я - Капелька, что в вашем море дышит,
Я - Зернышко, что в вашем поле слышит,
Я - Звездочка, которая сверкает,
Я- Сердце, что без слов всех понимает,
Я- Речка, что за всех за вас поплачет,
Я- Солнце, что смеется на удачу.

Такая же, как вы,
Из плоти и из крови,
Как вы хочу любви
И ненавижу горе.




Вам так хотелось развернуть
Души моей бутон,
Во внутрь украдкой заглянуть,
Знать чем пленяет он…

И лепесток за лепестком
Упрямо раздевали,
Снимая призрачный покров,
Благоухающих оков,
С причудливой спирали.

Цветок стыдлив на баловство,
Он в пальцах любопытных
Свое теряет естество,
Ведь для цветка для самого
Раздеться – это пытка.

Вы все разрушите, стремясь
Дойти до самой сути,
Ведь тайна, в общем - то проста,
И примитивна красота,
Раздетая до жути.

Зачем копаться, что внутри
Тычинка или пестик?
Пускай дурман подарит сны,
Так будет интересней!



Когда-нибудь настанет день
И ты поймешь, что нет предательств,
И для любви моей, поверь,
Не нужно веских доказательств.

Есть лишь одна тоска и боль,
Когда за всех за нас молиться
Друзья уходят в мир иной,
Успев простить,
Но не проститься….




А наша жизнь – вся встречи и прощанья.
Ни на мгновенье не удержишь бег.
И в роскоши общенья – расставанье
Предчувствует все время человек.

При встрече мой грустнеет взгляд,
Когда твою держу я руку.
У радости моей минорный лад, -
Ведь впереди уже разлука.

Но верю я, шепнет мне ангел мой:
«Стой! Для тебя весь мир остановился!
Вот он идет к тебе, он - твой герой!»
И белый свет, как прежде засветился.







Где скитаешься, любимый?
Отчего и почему
Ты так долго не приходишь
В мою грустную весну?

Вот и лето на исходе,
А тебя все нет и нет.
Заговор ли кто наводит?
Ворожит ли кто запрет?
Снова осень наступила
И снежинками слепя,
Всю любовь запорошила.
Я замерзла без тебя.

Обними меня по - крепче,
Руки сильные сомкни!
Но в ответ лишь ветер шепчет
И курлычут журавли.
Прислонюсь я, горемыка,
К дубу, к тополю, авось,
Прорастут они ветвями
в сердце бедное насквозь.





Есть точка на карте, есть точка на карте…
Она у тебя на пути.
Доехать нельзя ни в С.В. , ни в плацкарте
И письмам туда не дойти.
Любая попытка окажется тщетной,
И даже бессилен прогресс….
Опять недоступен твой номер секретный,
Чтоб просто послать С.М.С.



Погадает мне цыганка
На дороге столбовой
У нее зубах цигарка,
В сумке ножичек резной.
Кинет веером картишки,
Наведет переполох
И завертятся мыслишки
На лихой цыганский толк.


Выпадает мне удача
на дороге столбовой,
То смеюсь я, то – ли плачу,
Сидя в бричке расписной.
Будет дальняя дорога,
На кону с вольтами блеф.
Впереди король пиковый
ожидает даму треф.

Конь червовый - князь пиковый
И башлык через плечо,
Но нагнется, очарован,
Поцелует горячо.
А цыганка скинет карту
И дугою выгнет бровь…
Роковая, роковая
Впереди у вас любовь.




Окончен спектакль, и поставлена пьеса,
Уехал король и рыдает принцесса,
И ветер с дождем попадает за ворот,
Сморкается в лужи простуженный город.

Уже не танцуют танго в шумном зале,
Пальто в гардеробе давно разобрали.
И все персонажи ушли за кулисы.
Лишь плачет душа одинокой актрисы:

Она ведь живая и ей не понятно, -
Быть может, не так уж она виновата,
Что ревностью вдруг уязвила партнера,
Как яблоко стала причиной раздора?


Король –Арлекин был взбешен до предела,
И губы горели на маске из мела,
И гнева бокал он плеснул ей в лицо,
И сбросил с руки золотое кольцо!

И нашим влюбленным никто не помог.
Такой получился жестокий урок.
Так зло и фатально разбросаны карты….
Все просто и сложно в финале Дель Арте!


А я, как девочка, живу ожиданием чуда
И верю в любовь, и в то, что она еще будет.
И в то, что войдешь ты и тучи развеешь,
И скажешь, что ты в нее тоже веришь!!!

На нить хочу я нанизать
Рябиновых рубинов бусы.
Чтоб как на четках перебрать
Все наши прихоти и вкусы.

Горька осенних ягод сладость,
Я с ней расстаться не могу…
Давай, разделим эту радость,
Как гроздь рябины на снегу.


Ужели сердце постарело?
И бьется тише, и слабей?
Великолепно было тело …
Душа – достойна королей!

Водою, капая из крана,
Мне скажут, жизнь твоя ушла…
И тело просится к дивану….
И успокоилась душа…?

Нет! Снова на листе бумаги,
Как в годы юные лечу,
Полна надежды и отваги,
Мне все, как прежде по плечу!

Лишь, только окажусь на сцене, -
Меня вам будет не узнать !!!
Я благодарна Мельпомене,
Что мне, как прежде, двадцать пять.




Найти тебя и вновь расстаться…
Мой капитан уже вдали.
И волны памяти умчатся,
Куда уходят корабли.



А в душе моей вьюга закружила вальсок.
Что – то зимняя стужа побелила висок.
Что – то яркие краски осыпались вдруг,
А вокруг меня - маски,…. За какой из них друг?
Где ты ангел мой грешный? Я тебя буду ждать!
Веселее и легче вместе жизнь коротать.




Я вас люблю без лишних оговорок,
До слез, до боли в области виска.
Мне жаль всех близких и родных, которым,
Как прежде не принадлежу, наверняка.

Мне жаль любого из толпы прохожей
С его грехами и страстями дня,
Ведь я на Вас как капелька похожа
И вижу в вас, как в зеркале себя.

Я зеркало для каждого из тысяч,
Что чередой проходят сквозь года,
Чтобы слова любви на сердце высечь,
И обрести любимых навсегда.



Пусть волны смоют замок на песке,
Я буду, как Ассоль, ждать алый парус.
Когда-нибудь мелькнет он вдалеке.
Поверь! Я с ожиданьем этим справлюсь!













Волны чувств, волны памяти, волны
Волнам ветра и моря сродни…
Захлестнули, и, горечью полны,
Вновь на скалы тебя понесли.
Тонешь в этой пучине безбрежной,
Где он, свет твоего маяка?
Что подарит на счастье надежду,
И спасет от тоски моряка?



В глубинах моря-океана,
Что пересек ты столько раз, -
Таится сердце урагана,
Что разобьет любой баркас.


Сильнее шторма - чувств стихия.
Пусть буря смоет след волной.
Кто любит - тот дождется штиля,
И возвратится вновь домой!








Спасибо, спасибо, спасибо!!!
Всем тем, кто когда – то и мне,
Давал золотое огниво,
Свечу, зажигая во тьме.

Всем тем, кто свободно и рьяно
Поставил меня на крыло,
Всем тем, кто был рядом недавно,
И тем, кто был рядом давно!

Отмахала не мало миль я, -
И еще столько могу!
Кто ослаб, поднимай крылья.
Я взлететь помогу!

Давай, зажигай, как прежде!
Костер до небес!
Спалим в оголтелой надежде
И валенки, и мерседес!


Обгорели крылья, какая жалость…
Но я могу еще петь.
Остается такая малость…
Помогите взлететь!!!














Мой милый друг, спасибо Вам
За неразгаданную тайну,
За то, что вырулила вдруг
Судьба на путь крутой и крайний.

За непонятную вину,
А, в чем? - вовек не разобраться.
Что я жалею и люблю,
За Вашу Веру, Верность, Братство.

За Вашу Дружбу, что сильней
Бывает только у солдаток,
Или у маленьких детей, -
И в этом только недостаток…

За все признания в любви
На неисписанных страницах,
Где с Вами вместе мы смогли
Очистив душу возродиться.


23.07.05

С поклоном и благодарностью за все хорошее
Любови Григорьевне Грузиной.




Н.Сорокина.

Роза в сердце.

Отчего мне днем и ночью
Нет покоя, нету сна?
Кто – то видно напророчил:
Роза в сердце у меня…

Где оставлен корешочек
От родного очага,-
Прорастет стихов листочек,-
Роза в сердце у меня…

Снова бродит, колобродит
По проталинкам весна
И звучит оркестр мелодий:
Роза в сердце у меня.

И кого – то любит очень,
И боится как огня,
И страдает, и хохочет
Роза в сердце у меня.

Скачет белкой беспокойство
У порога, вдаль маня.
Вам знакомо это свойство?
Роза в сердце у меня.

Ах, как бьется колокольчик,
Боль ненужная ушла,
Оставляя ленты строчек:
Роза в сердце у меня!

Что за стоны, что за звуки?
Завертелась кутерьма…
Ах, зачем мне эти муки?
Роза в сердце у меня.

Нет покоя днем и ночью,
Заалеет вновь заря,
Потому, что кровоточит
Роза в сердце у меня.





Москва. 11 февраля 2004 г.

Смерть поэта.

Умирает поэт. На камине горящая свечка
Оплывает и теплится чутко во мраке ночном.
Где приют всех скорбей и судьбы невозвратная речка,
Там назначена встреча с желанным своим мотыльком.

Подождать, потерпеть, пострадать, ну еще хоть мгновенье,
Не угаснуть до срока, пока не протянется нить,
Что связует века и любые роднит поколенья,
Направляя ковчег по прямому фарватеру плыть.

Сквозь пургу или смерч, маяком засиявши далеким,
Пробивая дорогу в тумане и в чаще лесной,
Он угаснет в тот миг, когда чирканьем спички коротким,
Засветивший для всех, вспыхнет пламенно кто- то другой.



Никто Вам не скажет,
Кого Бог накажет…
Он любит не очень
Тех, кто напророчит.

А наша отрава:
Деньги и слава, -
В глухой закоулок
Затянут рассудок…

Конечно, Отшельник
Жить может без денег,
Ведь он не в ответе:
«Здоровы ли дети?»

Не вложит он силу
Под крест на могилу,
Не выкинет финт,
Пройдя лабиринт.

Он лишь напророчит,
Слезой сердце сточит,
Но Боже не любит,
Тех, кто грешников судит…



Валентинов день.
\Пастораль\

Гуляла девушка в саду
И напевала звонко,
Рвала цветочки на бегу,
Резвее жеребенка.

Прельстясь девицею, как тень,
Сатир в листве скрывался,
А с неба добрый Валентин
Той девой любовался.

Ее невинности конец
Ничто не предвещало…
«Да славься, Валентин, творец!», -
Ему она кричала:

«Ты унеси меня в лесок,
Умытую росою,
Своей невинности цветок,
Тебе лишь я раскрою…».

Вдруг волосатая рука
Ее за грудь схватила.
«Я – Валентин, - я здесь пока,
Отдай, что посулила!»

Сатира огненная страсть
Окутала цветочек
И силой взяв над девой власть,
Порвал он лепесточек.

Проклятый фавн торжествовал.
К закату день катился…
А что святой? Погоревал…
На небо удалился.

Простил он деве молодой
Ее мечты пустые…
Ах, Валентин, он был святой!
Но мы же не святые…



МОЯ ВИНА.

Прости меня и в бурю и в мороз.
Прости меня и в шутку и всерьез.
Прости, что я твоя и не твоя.
Прости, что я ушла и не ушла.

Прости, что где – то рядом может быть,
Я позволяла тех, других любить,
За то, что я «прости» не говорю,
И, что тебя я все – таки люблю.


В чем виновата я перед тобой?
Лишь только в том, что ты не мой герой,
Что счастье наше было не всерьез,
И значит горе наше тоже врозь.

Расстанемся, как в море корабли,
Разъедемся, как поезда в ночи,
Как время забывает имена.
Друг друга мы забудем навсегда…




Безвозвратно состав мой катится вдаль
И свингует ритмом вагонных колес.
А я жадным взглядом скольжу сквозь вуаль
По голой коже славянских берез.


По полям по лугам поезд едет вперед,
Высекая по рельсам причудливый риф,
За рассветом опять новый день настает,
И мой вновь иллюзорный развеется миф.



Я вечная скиталица
В волшебном мире грез
И с чувствами не справиться
Ни в шутку, ни всерьез.

И только полустанки
на длительном пути.
И снова спозаранку
С вокзала прочь идти.

Вот станция большая
С гирляндами огней…
И снова проезжаю
Вновь брошенных людей.


Ну, где конец дороги?
Где город золотой?
Где замки и чертоги
Любви совсем иной?

Мой конь не бьет копытами.
Ужели постарел?
Дорога в грязь изрытая,
Похоже, – мой удел!



Мои стихи загадочны, как сон,
Как аромат цветов, младенцев лепет,
Пусть мне они подарят сладкий стон,
А тем, кто прочитал – душевный трепет.




А в жизни не все, как на сцене стихами,
Добрый со злым поменялись ролями,
Вахтера по смене не предупредили,
И декораций не переменили.


Костюмы и маски оставили те же
А действий анализ все реже и реже…
И героине приходится туго,
Ищет под маской надежного друга.


Маски смеются, дерутся, рыдают,
Сами ни капельки в смысл не вникают.
Где сверхзадача? Где режиссер?
Импровизации полный простор.


Правит Анархия всем свысока.
Власть захватила, глумиться пока.
Корыто разбито, разрушен дворец.
Такой вот приходит счастливый …конец!



Пропустите женщину.

Пропустите женщину, ребята!
Пусть не бизнес -whamman и не man.
Не за шмотками, не за зарплатой.
Где ж меж вами, елки, джентльмен?

Пропустите женщину, родные,
Вас ничем ужели не проймешь?
Вроде не больные, не худые…
Надо ехать, просто невтерпеж!

Уступите срочно ей дорогу,
Почему бы Вам не снизойти?
Ведь уже совсем, совсем не много
Остается до конца пути.

Мент глядит на голые коленки
Ну, к чему права, страховка, стаж?
У нее глаза, как галогенки,
Выдают немыслимый вираж.

Для чего вопрос: «Куда спешила?»
И напрасно правила читать,
И совсем она их не забыла, -
Ей по встречке проще обгонять.

Отпустите женщину, полковник!
Как вам долго нужно объяснять?
Там на стрелке ждет ее любовник
И ее ни чем не удержать!



Тост.

Учились в школе мы исправно
И на четыре и на пять,
Но речь родную, как ни странно,
Мы разучились понимать.

И в институтах заграничных
Ученье не пошло нам в прок:
Преподнесла нам всем цинично
Жизнь самый каверзный урок.

Великий русский и могучий
Забыт и даже в С.М.С.
Ты матерком загни покруче
И станешь круче поэтесс.

Но верю я, что не напрасно
В читальных залах Л.Г.У.
Мы раритет листали страстно,
Пока профессор спал в углу.

И пыль сдували с инкунабул,
И где – то там, средь стеллажей
Вставали призраки парабол
И прочих разных миражей…

Они мне будоражат нервы
И бороздят мой мозг как встарь:
Как океаны - каравеллы,
А червь сомнения – букварь.

Язык наш русский и могучий
Воспрянет в качестве ином…
Зашелестит, развеев тучи,
Березкой юной под окном.

И мы, как добрые соседи
Без слов, друг друга Все поймем,
Но это там, потом, на небе….
А на земле сейчас …нальем!

12.09.05.


Сердце в лохмотьях.

Этой печали вовек не забыться
Вечная скорбь и дрожащие руки.
Сердце в лохмотьях, слезе не пролиться:
Не принимает смертельной разлуки…

Все кануло в вечность, уже не вернется
Из мертвых никто на дороги земные.
И с горем таким невозможно бороться, -
Закрылись все чувства, и даже шестые.

А сердце в лохмотьях не может влюбиться,
Оно по кусочкам себя раздавая,
Желает как гром загреметь и разбиться,
И пусть, кто захочет потом подбирает.

Все ж проще с годами. Хоть легче не стало,
Но слезы текут сквозь открытую дверцу…
Пусть плакальщиц древних спадут покрывала!
Пусть вновь застучит возрожденное сердце!


19.09.05.

Галочке с любовью,
Наташа.





Я не подследственная, к счастью.
Поэтому лукавить нет причин.
И власть твоя уже мне не опасна.
Я выбрала себе другой экстрим.

Бесплатный сыр, конечно, в мышеловке,
Но я блефую, как заправский хулиган:
Берет азарт, когда проходишь ловко
Очередной заржавленный капкан.

Твои подарки как у коммерсанта,
Тебе лишь расчищают санный путь?
Но мы с тобой на трассе, не на старте, -
Теперь сложнее будет обмануть.

Вот впереди заветный финиш.
А, может, только поворот?
Кого на нем ты снова кинешь?
Кому там больше повезет?

А вот вираж похлеще, что не ожидала?
Преодолей себя, впишись легко….
Ты более азартно не играла….
А ну, пройди в игольное ушко!!!







Здравствуй, Петербург!

Я к тебе возвращаюсь, любимый,
Сквозь Голгофу чужих площадей.
Маску гордости лихо откинув,
Осажу на Дворцовой коней.

С Казановой в костюме "дель-арте"
Или в джинсах с ковбоем лихим
По-цыгански раскину я карты,
Прикасаясь к гранитам твоим.

Ты стоишь на границе столетий
Трех дождливых веков часовой.
Трехсотлетье - не тысячелетье,
Ты, красавец, еще молодой!

К старикам и родившимся крохам
Благосклонен ты, как великан.
И дома своим каменным вздохом
Мне напомнят поющий орган.

И сей час же, слуга Мельпомены,
Подбежит неизвестный артист,
С юным пылом, упав на колено,
Мой автограф попросит на "бис".

И никто не подумает даже,
Что с тоскою славянских кровей,
Век назад возле стен Эрмитажа
Я прощалась с любовью своей.

Мне сиротство никто не заполнит
Красотою чужих городов, -
Здесь же каждая улица помнит
Звук моих торопливых шагов.

Я к тебе возвращаюсь, любимый,
Сквозь Голгофу чужих площадей.
Я - потерянная Коломбина
Из детдомовских Белых ночей.



Чародей

Талант? Неужели он есть?
Из чего состоит этот кубок?
Иль до дна опрокинутый весь,
Либо робко и скромно пригублен?

Как узнать эксклюзивный рецепт
Неизвестной субстанции этой?
"Не пытайся", я слышу ответ, -
"Ускользнет между пальцев монетой!"

Штормовою волною прибило
Близ расколотой лодки-мечты,
Но рождается новая сила
И взлетаешь над бренностью ты.

Не склонясь перед злом раболепно,
Фанатично поверив в себя,
Возрождаясь,как феникс из пепла,
Торжествует в нас Божья искра.

Перед выбором: жить или сгинуть,
У корыта разбитых идей,
Обещанья чужие отринув,
Воскресит нас Талант-Чародей.



* * *


И не важно, по чьей же вине,
Был, иль не был он мною обманут,
Только вот на его кадыке
Распроклятый тот узел затянут.

Перестала я чувствовать в сласть
И любовь, и тоску и презренье.
Я хочу лишь удерживать власть
Над собою в момент вдохновенья.

Мне, конечно, немыслимо жаль
Делать жертвы во имя таланта.
Ведь душа, как разбитый рояль,
А "настройщики" все дилетанты.

Я б хотела такого коня,
Чтоб со мной не выгадывал доли,
Я б хотела такого огня,
Чтоб сгореть, не почувствовав боли.

Есть ли место на грешной земле,
Где встречаются как бумеранги
И живут и в тебе, и во мне,
Только в мире, и дьявол и ангел?



* * *


Охотник, охотник, куда ты идешь?
Ты жертву на этом пути не найдешь!
Добыча твоя притаилась в засаде,
Пока рановато мечтать о награде.

Прекрасный дикарь, ты, возможно, жесток,
Поскольку легко нажимаешь курок,
Но в царстве лесном амазонок и фей
Рискуешь и сам превратиться в трофей.

Охотник, охотник, каков твой улов?
Ты им поделиться со мною готов?
Тебе расскажу я прекрасную сказку,
Где плоть без защиты и правда без маски.

Мой голос запутался в древних ветвях.
Охотник, знаком тебе жертвенный страх?
Мы равны пред Богом на жизненной тверди.
Ведь есть роковое в любви, как и в смерти.



Дочери

Настанет день и будут интересны
Мои стихи для всех моих друзей.
Кто позавидует, кому-то станет лестно,
А кто помянет, всхлипнув, без затей.

И не поймет отец моих простых открытий,
И не одобрит мать былых моих страстей
О том, что быть хотела знаменитой,
Все разбросала, так и не собрав камней.

О, как не хочется, чтоб на моем примере,
Меня корила бывшая родня,
И в дочери чтоб не убили веру
В то, что впитала с детства от меня.

Хотелось уберечь ее скорей
От скрытых и проявленных ловушек.
Алмаза грань от звонких побрякушек,
Чтоб отличить могла среди людей.

Что сделать, чтоб навеки полюбить?
Ведь этот путь один проходит каждый,
Я буду Бога за нее молить,
Чтоб человек с ней рядом был отважный!

Смогу ли обо всем предупредить?
Вот здесь крутой обвал, а дальше будет яма!
Чтоб не постигла жизненная драма.
А, если неудача, как забыть?

Но и сама блуждала я подчас
По лабиринту сложных отношений.
Молюсь, чтобы ее наш ангел спас,
Пусть вверх бежит, не чувствуя ступеней!



* * *


Я боюсь вам писать, потому что не знаю,
Чем закончится этот роман.
Может, вас, как других я опять потеряю,
И раскроется "пошлый обман".

Что же любят во мне и мужчины и дамы
И какое же я существо?
И кому, за покрывшим мой холмик бурьяном
Вновь привидится это лицо?

То лицо, что на поле своем отражало
Всю картину сражений души,
Из которого, может быть, вылетит жало,
Или птица застонет в глуши.

До сих пор я считала, что путь мой в мученьях
Отыскать свой потерянный рай,
Только как сговорилось мое окруженье,
Мне кричат на арену: "Играй!"

В развращенное игрище вычурных снобов
Превращают святой ритуал.
Я на сцене - Касандра, вещунья из гроба,
На подмостках восставший вассал!

Иногда мне дороже любой алкоголик,
Слитый жизнью в дорожный кювет.
Так шлифуется, может быть, в муках и коликах
Генетический нации след.



* * *


Кто оставит на память стихи
И безмолвно уйдет за порог?
За какие такие грехи
Дам бросали Есенин и Блок?

Пресыщаясь до дна божеством
Покидают и райски й чертог.
В даль, где слышится грешников стон,
Вдохновенье уносит челнок.



* * *


Созидатели прежних поэм :
Николай, Александр и Осип,
Кто восславит прекрасную осень
Возрожденной для страсти Кармен?

За серебряной лирой Орфея
Растянулась лишь кучка калек,
Амфибрахия, ямба, хорея
Знатоки с незапамятных лет.

Неужели же канули в лета
Виртуозы верлибров живых?
Пульс горячего сердца поэта
Неужели навеки затих?



* * *


Он однажды пришел
И назвал себя - "Друг",
Она явно любила другого.
Он ловил каждый взгляд,
Повторял каждый звук.
Говорил, что от мук заколдован.
Он смеялся до слез,
Он дерзил ей в ответ
И терпел эту сладкую муку.
За попытку всерьез
Дать житейский совет
Он с улыбкой стерпел оплеуху.
А когда наступал от капризов предел,
Говорил благородно с уловкой:
"Видно я тебе сильно уже надоел
Уезжаю в командировку...".
И всегда, возвращаясь в родные края,
Лишь его отпускала дорога,
Он стремился туда, где царила она,
Дорогая его недотрога.
Но однажды в разлуке случилась беда, -
Он не встал как всегда у порога.
И открыла она, и ответила мгла:
"Он в командировке... у Бога".

28. 08 .-2.09. 2002 г.
Памяти Володи Метелькова.




* * *


Я опять возрождаюсь, как феникс,
Из пыли захудалых дорог.
И я знаю,что снова осмелюсь
Быть в стремнине надежд и тревог.

Знаю, будет еще озаренье,
Что поддержит и душу спасет,
И удача, и мысли кипенье,
И любовь, и судьбы поворот.

По дороге от боли ослепну,
Но прозреет душа через кровь
И взовьется мой голос из пепла
С новой силой и верой в любовь.





* * *


Что ж ты отдал меня другому?
Не увидел и не распознал?
На пороге роскошного дома,
Каждый день ты меня предавал.

Свято место не будет ведь пусто
И в растерзанных душах людей
Вызываю я сильное чувство,
Заполняя объем для страстей.

Только жаль, что никто из любимых,
Мною всласть обладавших мужчин,
Для меня ничего не отринул
И во имя меня не свершил...



Адреналин

Поэзия - это разговор с Богом
Или ... ?



Странное чувство - любовь...
Она не имеет границ,
Но возникает всегда
Из области ограничений.
Адреналин гонит кровь,
Как в шахматной партии - блиц
Это надежнее всех
Признаков омоложенья.



* * *


Я в тот день не играла в рулетку
И не тыкала в небо перстом,
А какой - то сверхтендерной клеткой
Ощущала тебя за крестом.

Может, я ошибаюсь жестоко:
Ангел мой поседел и облез
И в агонии страсти до срока
Нас клеймом припечатает бес.

Не печалюсь о бренности мира,
Верю, ты мне посланник богов!
И сильней запоет моя лира,
Избежав ненавистных оков.



* * *


Счастье не ходит по красной дорожке,
Счастье не спит на подушке как кошка.
Оно не сидит за окном лимузина,
Не манит с роскошных витрин магазина.

Настоящее счастье приходит под вечер:
Позвонит внезапно, назначит вам встречу,
А вы, не расслышав, положите трубку.
Эй, срочно проснитесь, ну хоть на минутку!!!

Свалилось на вас необычное чудо,
А вы все не верите, это, брат, худо!
Оно же исчезнуть, обидеться может...
И вас угрызеньями совесть загложет.

Заплатите денег, но вам их не хватит.
Разденете счастье, - уйдет и без платья.
За ним побежишь, но его не поймаешь,
Захочешь найти, а живет где, не знаешь.

Вы будете криком кричать, - не вернется.
Вы в суд обратитесь, - он не разберется.
Оно прокурор пополам с адвокатом:
Оно и награда, оно и расплата.

Вы просто боитесь его повстречать!
Оно не умеет прощать и молчать...



* * *


Мы друг друга знаем хорошо,
И подкалываем больно, как обычно.
Но ведь это время вроде бы ушло,
Когда хвалить друг друга было неприлично...
Злодей поймет другого с полу слова:
Их дружба поразительно крепчает...
А мы за каждый пустячок готовы
Замучить, упрекая, нагоняем.
Давай же чувствовать по-новому! Представь,
Как будто мы с тобой первопроходцы...
Мы реку жизни измеряем вплавь:
Я - твой корабль, а ты - мой лоцман.



Обращение к поэту

Зачем любовь отчаяньем
Нам метит лоб?
От пристани отчалили
Скитаться чтоб...?
Здесь не найдет решения
Философ-моралист, -
Лишь ты в момент прозрения,
Творец и фаталист!
В порыве чувств неистовых
Ломай свое стило!
И сформулируй истину!
Или слабо?
И семь потов - в дистанцию,
Как велосипедист.
Все люди - иностранцы,
Ты - энциклопедист!
На все вопросы исповеди
Один ответ:
Ты в рифму зашифруешь истину
Раз ты - поэт!



* * *


Анальгин, анальгин, анальгин
Мне в весеннюю слякоть поможет,
Притупляя адреналин,
Что влюбленное сердце так гложет.

По окошку скользила луна
И измена под ноги стекала
И не чувствуя боли я шла
По блестящему жалу кинжала.

Под него, подставляя ребро
Я любовь вырезаю из сердца
И в чужое вживляю свое,
Добавляя как красного перца.

Так нежнейшими в мире руками
Мой жестокий жонглер, Арлекин,
Влет бросаться чужими сердцами,
Виртуозно меня научил.



* * *


Я его называю милым, -
Мне любовь прибавляет силы.
Ах, спасибо, Господи Боже!
Лишь любя, на тебя похожи...

Значит, ты меня не бросаешь...?
Вновь любовью благословляешь?
А взаимно иль безответно, -
Это я узнаю у ветра.

Бог мне шепчет: "Терпи, покайся,
А не хочешь, - любви отдайся,
Но тогда за тебя в ответе
Только ветер, неверный ветер".



* * *


Любовь моя станет прозрачной и светлой
И мимо тебя пронесется кометой.
Она не затянет тебя в подворотню,
Мозги не снесет новой позою потной.
Она безопасна уже для карьеры,
Не жаждет экстрима, не требует веры.
Покинув в мучениях бренное тело,
Звездой неизвестной на небо взлетела.
И грустно взирает на слабых созданий,
Живущих в плену у своих предсказаний.



* * *


Моих стихов ты не оценишь
Да и не вспомнишь никогда,
И боль мне счастьем не заменишь,
Ведь у тебя своя беда.
Возможно, ты себя погубишь,
Вливая в жилы алкоголь,
Когда в ее компьютер будешь,
Вводить неправильный пароль.



* * *


Знаешь, в чем тайна моя?
Почему я так сладко целую?
Я полюбила так сильно тебя,
Потому, что ты любишь другую!
Я усвоила хорошо,
Обжигая горшки из глины,
Смысл, стремиться к тому, что...
В этой жизни недостижимо.



* * *


Другой поклоняясь богине,
Ты счастью свернул паруса.
Одну на дрейфующей льдине
Заставил уплыть в "Никуда".
Ты выбора мне не оставил
В промозглую эту весну.
Спасут меня крылья, не знаю,
Я в холоде этом тону.



* * *


Любовь не имеет спроса,
Любовь не имеет корней, -
Безмолвна, как знак вопроса,
Без званий и степеней.

Ее привилегий лишили,
Раздев, утащили шматье.
И колья осинные вбили,
Как в злую колдунью в нее.

Все продали за бесценок,
"Надрались", как кучка барыг,
Обнялись и хором запели,
Заплакав над нею навзрыд...



Беспризорница - тоска

Беспризорница

В своей стране я не в почете, -
За что же мне ее любить?
Как лишнего щенка в помете
Меня старались утопить.

Перегрызая пуповину,
Порвавши родственную нить,
Меня в детдом сдала Отчизна,
Сама не в силах прокормить.

Я поводок перекусила,
Я не желаю знать родства:
Мой дом - для мусора корзина,
Пинок - наследство от отца.

И я волчонком беспризорным
Зубами рву тугую плоть.
Что больно? Ну а мне не больно,
Тоску принявшей за любовь?



* * *


Я тоскую по любви
Светлой и волшебной,
Распахнуться рубежи
Никому не ведомые.
И тебе не надо знать,
Что во всей Вселенной
Лучше клетки не сыскать,
Чем у тебя быть пленной.



Бабушке.

Почему же и зачем ты это сделала?
Говорила, что надеждою жива..!
Не оставив ни листочка обгорелого,
Где могла я прочитать, как ты права?

Как пружина запрещенного желания
Под напором чувств, таланта, красоты
Соскочила и разрушила сознание,
Разрывая все прекрасное внутри?

По какой же мне легенде восстанавливать
Всю кармическую оползень судьбы?
Напридумать, нафантазить, наобманывать
По-гроссмейстерски просчитывать ходы?



* * *


На развалинах грустной души
Вновь заблудится странная нежность,
Ты ее осуждать не спеши
За сиротского чувства безбрежность.

Торт с клубникой и снег за окном.
Вместо свечек прозрачные льдинки
Будет все, как на детской картинке:
Рождество и вы с мамой вдвоем.



* * *


Парадоксальные поступки
Врагов поставили в тупик
Им станет любопытно жутко
Искать интригу в тот же миг.

И разрастутся максимально
До ужасающих вершин,
Их сплетни, домыслы-глобальны:
И все без видимых причин.



* * *


Кому-то не дано от плоти сонной
Избавиться, взлетев под облака,
И суждено им быть плененным
В убогой грубости желаний на века.

Иные есть... Они как субмарины:
Осмелились спуститься до глубин,
Из бездн небытия взлететь,
Но перед тем, как сгинуть,
Услышать звон небесных льдин.

Турция 3-4 июня 2002.



* * *


Было много их у меня:
И прекрасных, и властных, и страстных.

Молодых, заводных, озорных
И не очень, и очень опасных.

Только вот не поймет никогда и никто,
Что искала я в них лишь его одного.

Ни в одной киноленте сюжета
Ничего не расскажут про это,

Ни в московских, ни в прочих "издатах".
Лишь в стихах по крупицам и датам.



* * *


Я вам кричала. Вас любила.
Я к вам летела. Вас звала,
Но необузданная сила
Вас отвернула от меня.

Вас напугал беретик яркий
И темно красный длинный шарф, -
Среди людского зоопарка,
Я выглядела, как жираф...

1999-2000--?



Цветаевой.

Маленький Гамлет в женском обличии,
Преданный матерью, позже - отцом, -
Ты разыграла, отбросив приличия,
Жизненный фарс с трагедийным концом.

Сестра, сирота, беспризорница, кукла,
Со страстным и жадным пожаром очей,
Ты, столь же виновна, сколь неподсудна, -
Осталась загадкой для смертных людей.



* * *


Все торгуются со мною
За душу и за тело.
Только я тебе раскрою
Истину несмело.
Без тебя мне очень горько,
А с тобой опять
Все пройдет и будет только
Зорька полыхать.



* * *


По сердцу бродит любовь,
Толкаясь во все закоулки,
Тебя не найдет и умрет
В конце безнадежной прогулки.
А утром весеннего дня
Она встрепенется тоскуя.
Пойдет и отыщет тебя,
Исполнив, что ей прикажу я.



* * *


Отчего я так больно и грустно
На опавшие листья смотрю?
Оттого, что на сердце так пусто
И опять никого не люблю!

Почему я тебе не послала
Ни одной стихотворной строки?
Потому что убийцею стал ты
Для моей откровенной любви!

Окрыленное сердце, как птицу,
Подстрелил на высоком лету
И какой - то убогой девице
Присудил ты мою красоту.

Ты в ловушке, гордиться ведь нечем,-
Жизнь проиграна, втоптана в грязь!
Погадать тебе чет или нечет
Час пробьет колокольный на казнь?



* * *


Я обычная девчонка
Для обычных для парней:
В ПТУ подстригла челку,
Джинсы, - все, как у "людей".

Если в городе знакомлюсь,
Так бывает иногда,
Я рассказываю повесть,
Будто продавщица я.

Колесо парнишка ладит.
Спросит: "Как дела в ларьке?",
- "Здорово! Песни в шоколаде
Со стихами крем-бруле!!!".



* * *


Друг настоящий, спасибо тебе
За руку, что подал в нежданной беде.
За то, что веселье мое разделил,
Что честно пахал, выбиваясь из сил.

Что слабость мою за порок не считал,
Что вместе смеялся и вместе рыдал.
За то, что не ждал благодарности в срок,
Преподавая жестокий урок.

Конечно, о многом жалею скорбя,
Но мне не подходит иная судьба.
Пускай же в финале всех встреч и разлук
Откроет объятья мой искренний друг.

Моему искреннему другу Любови Григорьевне Грузиной.



* * *


Солнечный зайчик играл на паркете
О грустной любви, о потерянном лете,
Играл на перилах, на окнах мансарды
И песенку эту услышали барды.
Они застенали обрывки мелодий,
Которые были похожими, вроде,
Но точный мотив не запомнил никто,
А солнечный зайчик исчез за окно,
Скакал он по лужам, домам и панелям;
Они эту песню внезапно запели.
Весь город поет, есть такая примета
Последнего дня уходящего лета.



* * *


Тебе своих цыганских песен
Я больше не спою.
Наш разговор не весел
И трубку я кладу.

А жизнь идет как прежде:
Развилка на пути
И я живу в надежде
Опять тебя найти.



Восток - дело тонкое...

О, Джаммал! О, Джаммал!
Мальчик с именем властным
Ты признаться посмел, ты сказал
Госпоже о желании страстном.

Ах! Откуда на юных руках
Эти шрамы когтей ягуара?
То Аллах защитил! О! Аллах!
Или не было б больше Джаммала.

О! Джаммал! О! Джаммал! О! Джаммал!
Мальчик с именем чуждым и дерзким
Взгляд твой выдал мне, взгляд твой сказал
О рожденном желании зверском...

Я пугливая горная серна,
Что в страхе бежит по горам;
Поскользнулась копытцем неверным,
Чтоб догнал Ягуар, мой Джаммал!




* * *


Прикосновение медуз нежнейшее,
Как жгучий поцелуй больнейшее.
Из пыток Люцифера гадовых
Нет обольстительнее искушений адовых...

Но меня не поймаешь в силок.
Кукабарой взлечу не Восток...
Не дари мне цветок ирисовый
Родилась я алой, неистовой!



* * *


- Она меня любила больше всех!
- Она со мной рассталась с сожалением...
- Со мной ей слаще всех казался грех!
- Лишь я давал ей удовлетворенье!

Я погрожу вам всем из гроба пальчиком,
Как Панночка из Гоголевской ночи:
"Не ссорьтесь, я вас всех любила, мальчики,
Как будто одного и сильно очень!"

Гопри, июль 2002г.



* * *


Во мне как в семени горчичном
Необозрим потенциал,
Слабо купцам хоризматичным
Купить сей вольный радикал.

Захочется вам сделать больно,
Ломая в ярости росток,
Но, разогнувшись, он невольно
Вам розгой обожжет висок.



* * *


Я красивых таких не видела,
Ничего, что ты бабник и мот,
Если яблоко зачервивело,
Знать у яблони - сладкий плод.

Развлекало тебя не мало дам,
И верблюдом взойдя на бархан,
Припечатаешь их взором каменным,
Как в гареме своем Султан.

Ты не выдашь восторг и смущение,
Добровольно не сбросишь оков,
Но как сладко поймать на мгновение
Блеск за темной преградой очков.

8.06.02.Турция.



* * *


Я твоя Шахерезада
На одну всего лишь ночь.
Уговаривать не надо
Я уйду с рассветом прочь.

По щекам как по ущельям Бороздят морщины слез,-
То,что было нам постелью
Вороватый джин унес.
Хмель и яства, в лунных бликах,
Извивается лоза.
Ты был лучший исполнитель
В мире танца живота.
Как будто бы не было этого жара,
Заката, пассата и нежной волны,
Томительной сладости юга, угара
На желтом песке неродной стороны.



* * *


Оставь по себе
Добрую память:
Имя на яхте,
Ветер в кармане,
Солнце на озере,
Очаг в ненастье
Все свои козыри-
Ключи от счастья.

12.-14.08.02 Железный порт, Гопри.



* * *


Не проси меня об этом,
Я другая этим летом,
Что не день, то будет мало,
Вот какой теперь я стала.
Как бездомная собака
Под забором буду плакать.
И от боли и обид
Потеряю аппетит.



Костер

Мой расчет лишь в том, чтоб на арену
Выйти и как факел запылать.
Кто-то бросит спичку, кто - полено,
А кто бензином станет поливать.

Артисты все блаженные, нас обижать грешно.
А вам грехи замаливать бы надо.
Ведь мы для вас - игольное ушко:
И сквозь него пройти - спастись от Ада.

07-08.02



* * *


И не важно, по чьей же вине,
Был, иль не был он мною обманут,
Только вот на его кадыке
Распроклятый тот узел затянут.

Перестала я чувствовать в сласть
И любовь, и тоску и презренье.
Я хочу лишь удерживать власть
Над собою в момент вдохновенья.

Мне, конечно, немыслимо жаль
Делать жертвы во имя таланта.
Ведь душа, как разбитый рояль,
А "настройщики" все дилетанты.

Я б хотела такого коня,
Чтоб со мной не выгадывал доли,
Я б хотела такого огня,
Чтоб сгореть, не почувствовав боли.

Есть ли место на грешной земле,
Где встречаются как бумеранги
И живут и в тебе, и во мне,
Только в мире, и дьявол и ангел?

25 Августа 2001 г.



* * *


Из подкорки сознанья
Ты вычеркнешь имя мое,
Чтоб "житье" позабыть,
Распроклятое наше "бытье".

Но я буду кричать
Репродуктором броских афиш
И с газетных лотков
Прямо в душу глядеть, не сбежишь!

Ты проснешься с утра,
А я ноткою в ухо влечу.
Так решила судьба,
Но вернуть я тебя не хочу.



* * *


Как жаль, что в юности моей,
Проклятий больше, чем объятий.
Из них сплетается прочней
Не разрываемое платье
Судьбы, что просто невозможно
Уже раздеть и постирать,
Сорвать?- теперь уж только с кожей,
Иль с головою потерять.



* * *


Да, я по жизни одинока,
В любой компании одна.
И я все время рядом с роком,
Такая, видимо, судьба.

Я знаю, ведь он изведется от муки,
Что позже родился на век,
В эпоху свою, задыхаясь от скуки,
Мой самый родной человек.

И буйное воображенье,
Рисуя множество картин,
Подскажет лишь одно решенье,
И он останется один.



* * *


Когда меркнет в глазах моих свет
И темнеют души закоулки,
И сознание тушит окурки
О пробитый башкой табурет,
В то мгновение плавиться пленка
Киноленты блаженного сна,
Рассыхается ручка ребенка
И грозит мне суставом Карга.



* * *


Осень залетает в окна
Желтым скрученным листом,
Я замерзла, я промокла,
Отогрей меня теплом.
Я пожухла, очерствела,
Жесткой корки не содрать.
Мне и душу, мне и тело
Нужно снова создавать.



* * *


Мне все предлагают секс,
А мне не хватает простых обьятий,
От которых молчит рефлекс
И никто не лезет под платье.

Я так устала от потребленья
Пищи, вещей, сплетен и тел.
Нет у меня и тени сомненья
В бесперспективности этих дел.

Бизнес - порок, жажда наживы.
Секс - тоже сделка порочных людей.
Как сохранить еще душу живу?
Думай об этом, твори, лицедей!



* * *


Ожиданье любви, приятное чувство.
В чашке меда на донышке капелька страха.
Сохранить интерес в свою пользу большое искусство,
Не сдаваясь, на нитке вися, за мгновенье до краха.

Я пыталась сама разрубить этот гордиев узел,
Рисковала всей жизнью своей, первой молвив: "Люблю".
Но меня обломала простая житейская мудрость:
"Не показывай раненый тыл своему кобелю".

6 Декабря 2001 г.



* * *


Вот опять в саркофаге иллюзий
Ритуал погребенья мечты.
Довелось мне тебя лишь сконфузить
Предложеньем от сердца руки.
Были, верно, мощны катаклизмы,
С ног на голову перевернув,
Изначальные правила жизни,
Нам такую загадку загнув.
Почему человек, понимая,
Что в ловушку попал сгоряча,
Вновь в упрямстве своем продолжает,
На пути вырубать все с плеча?
Ведь гораздо разумней признаться
И с дороги неверной свернуть.
Нам ведь всем суждено ошибаться,
Чтобы выйти на правильный путь...



* * *


Есть женщины, которые сжигают
Себя и тех, кто рядом на костре,
А есть Снегурки, что от счастья тают,
Размазываясь жидким крем-брюле.

Вы сами никогда не разберете,
Что вам для счастья нужно, мужичье!
Мечтаете о лебедях в полете,
А в кулачке сжимаете . . . свое.



* * *


Мои жабры - это связки,
Я без пения, как рыба без воды...
И ныряю я без маски,
Акваланги тоже не нужны.

В море музыки мне рифы не помеха,
Между ними проплываю как пират.
Ну, а будет шторм, так мне потеха,
Вызывающая творческий азарт.



* * *


Сегодня я узнала,
Что на дворе весна
Срывает одеяло
С промокшего крыльца.
Над плачущей сосулькой,
Устав от зимних стуж,
Воробышек свистулькой
Налаживает душ.
На улице пьянея,
Лежит раскисший снег.
Он скоро осмелеет,
Решившись на побег...



Мужчинам.

Я Вас люблю,
Хотя необычайно слаб
Сейчас мужской ваш род
И голос непривычно нервно тонок,
И, чтоб поднять Ваш дух,
Необходимо, чтоб пришла
На Землю снова
Эра Амазонок.



Монах.

Он просил подаянья
У входа в метро,
Было жарко в сутане,
А солнце пекло.
Из - под скуфьи суконной стекал ручеек
По щетине небритой за воротничок.

Он покорно стоял, усмиряя свой нрав.
Люди мимо сновали, одежды сорвав.
Молчаливым укором
Пустой суете,
Устремлялся он взором
К духовной мечте.

Он молился за нас
И за город "Содом",
Чтоб огонь не погас
И за каждый наш дом.
Будто воин небесный стоит на посту:
"Грех берешь на себя,-будешь ближе к Христу!"

16-21 мая 2001г.



* * *


Известны нам все ноты и слова,
И нового, как будто не сказать,
Но почему легко так красота
Пускает реки вспять?

И мне приходится толпе
Доказывать скандально,
Что лучше нет на всей земле
Того, что гениально.



* * *


Ты прости меня за ярость
И обиды гнев
Отделяет только малость
Нас от правды - блеф.
Сладким приторным елеем
Можно обмануть,
Но а ненависть сильнее
И укажет путь.
Далеко искра взлетает
От того костра.
Там где ненависть пылает
И любовь жива.



* * *


Никто не выйдет незапятнанным
Из той игры, которой имя Жизнь.
Скулить, ждать подаяния на паперти,
Юродствовать - не выход. Ты артист!

В круговороте власти все закручены
Блефуют или ставят на зеро.
Петух, хоть и глупец, по воле случая
В навозе отыскал жемчужное зерно.
19.11.02



* * *


В моей жизни хронология отсутствует, -
Был законсервирован продукт.
И в любую точку без напутствия
Мысли в тот же миг перенесут.
Я посмела, оторвалась и взлетела
Над собою и над бренностью вещей.
Отдавая душу, разум, тело
Пиршеству возвышенных страстей.



Мой Демон.

Я упала с привычного стула,
На котором слетела резьба.
С ног на голову перевернула
Все во мне роковая судьба.

Только прежнего требует тело,
Протестуя и жадно дыша,
Мозг вершит неотступное дело
И молчит беспокойно душа.

Ты примчалась от берега Нила
Сквозь преграды природных оков
И нещадно мне душу открыла
Разрушительной Розе Ветров.

Пусть сейчас, не убийственно рано,
\Разрешила наивной пожить\,
Прилетела, как Фата Моргана,
Идеальные замки крушить.

Как зовут тебя? Сфинкс или Парка,
Что толкаешь над пропастью в грудь,
Где мираж - Триумфальная арка,
А реальность - пустыня и путь.

Ах, сама я, конечно, желала,
Чтобы грянул тот час роковой.
Обернувшись, в лицо не признала,
Кто же рядом стоит за спиной.

Начинается новая эра
Осознанья неведомых сил,
Что на щит поднимают, как Веру
И уводят под плиты могил.

Твой клинок и победное знамя
Устремились в незримую цель.
Ты летишь, разрезая крылами
Парусину веков, Азазель!



* * *


Кончается день, равновесье покоя,
Я впервые узнала, что это такое,
И как будто под пальмой на солнечном юге,
Я пьянею от знойного ветра округи.
Ожидание счастья - непрочный аванс,
Предоставлен судьбою неведомый шанс,
Все так зыбко и бренно под этой луной,
Я иду на грозу. Будь,что будет со мной!



* * *


Судьба рассудит всех по Гамбургскому счету
Расставит точки "над" и не постелит "под".
Трудись, Душа, верши свою работу,
Ищи для счастья свой секретный код.

От нас останется лишь то, что мы отдали,
Не ведая о щедрости своей.
И каждому дано узнать едва ли,
Что в мире он оставил для людей.

Быть может просто жил, тянул свою постромку,
И звезды с неба дерзко не хватал,
Но подал руку падшему ребенку
И старика за локоть поддержал.

А, может, это он же, пересилив,
Животный страх, пройдя сквозь стену мглы,
Грудь, там, где крест, рассек и вынул
Пылающее зарево зари.

четверг, 21 Февраля 2002 г.



* * *


И потекут стихи, когда остыну,
От ярости и горести обид.
Заставит разум рисовать картину
И мудрости советом истомит.
Подскажет сердце, как смягчить поступок;
Но я то знаю. Он необходим.
Ни Бог, ни Дьявол не прощают шуток,
Когда простые смертные пред ним...



* * *


Надо достойно принять судьбу,
Огнем, не спалив свой дом,
Чтобы в прожилках часов и минут,
Вернуться счастливым сном.

От берега жизни, толкнувшись веслом,
Дай, Боже, остаться в ранге том,
Чтоб время и плоть, разрезая крылом
К тебе возвращаться ангелом.

Пройдя на земле неоконченный путь,
Шепнуть на ушко предсказанье,
Не дать оступиться, в несмелую грудь
Вложить неизвестное знанье.

Конечно, уйду, ведь уходим мы все
В края, где пространство млечно.
Где души людские, бегут по росе
И дышат Любовью вечной.

01.12.02.



Жертва

Ты меня не зови, я ушла навсегда
В ту пустыню, где вновь пересохла река,
Там, где ветер до неба меня поднимал,
Где на голову рушится тысячный вал,
Там, где хлещет по звездам бушующий лес.
Там, где в сердце стрела попадает с небес.

Я любовью горю иссушающей плоть
И сорняк тот не выжечь и не прополоть.
Ты меня не поймешь и не сможешь помочь, -
Я из света попала в кромешную ночь,
Но душа торжествует, с твоею сестра,
Не по крови, по праву иного родства...

Что должно было сбыться,
Мне нисколько не жаль:
Я весталка, я жрица,
Я ложусь на алтарь!



* * *


Прилечу к тебе, любимый,
Наяву или во сне,
Как нетленная Годдива
На невидимом коне.
Ты мой нежный и неверный,
Я тебя искала век,
Самый страстный, самый первый
Неразумный человек...



* * *


Не смотря на муки сердца
И жестокий переплет,
Жизнь идет и светит солнце,
Ну а не наоборот.

Как всегда! Влипаю круто!
Закаляюсь словно сталь!
Ох, везет же мне, подруга,
На любовную медаль.

Пай -мальчишки, как иголки,
Затерялися в копне, -
Выбираю я подонков
Безошибочно в толпе!

Все равно я солнцу рада,
Не считаю зим и лет.
Кто вручит мою награду?
Кто счастливый мой билет?



* * *


Все было так, а не иначе
И мне не страшен твой обман.
Все то, что я по жизни значу,
Не положу я в твой карман.

Не заложу своих улыбок,
И песен звонких не продам,
И восхитительных ошибок
Не брошу я к твоим ногам.

Судьба твои мне строит рожи,
Но я лишь телом отдалась,
И ты, хоть вылези из кожи, -
Сожжет меня другая страсть.

Я птица вольная, лесная:
Хочу - лечу, хочу - пою;
И ты, конечно, это знаешь,
За то тебя я и люблю.



* * *


Боже праведный, всех понимаю,
Никому не желаю зла!
Я прошу, чтоб от самого края
Одиночку судьба отвела!

Зависть, месть и унынье угрозы
Не пристало мне в сердце носить:
Рождена я смеяться, сквозь слезы
И любовь всем на радость дарить.



* * *


О себе ни следа
Не оставил на память:
Ни кольца, ни рубца,
Ни портретика в раме.

Может, все нереально,
Может, не были вместе?
И в ушах не звучали
Те звонкие песни?

Только бред одержимой
И взбалмошной плоти?
Был ли трепет в груди
Как у птицы в полете?

Значит все не всерьез,
Значит это так надо,
Если чувств перехлест
Для души не награда?

Коль в разлуке тоска
Не схватила за горло,
Значит путь сердца к сердцу
Навеки оборван?

На листочках стихов
Все осталось на память!
Лишь в столе стариков
Фотокарточки в раме!

Декабрь 99.



* * *


Любовь умерла,
Остаются стихи.
Их писать очень больно и грустно.
Ведь погасла свеча,
Только пепел в груди
И огонь не угасшего чувства.

Так зачем бередить
Эту рану опять
Разрезая плоть скальпеля взглядом?
То, что хочешь найти, -
Суждено потерять
И назад возвращаться не надо.

Январь 2000.



* * *


Я живу на краю земли
На восьмом этаже "Вавилона"
И с верхушки видны корабли,
Что горят в моей гавани снова.
Подхвати меня с силой волна,
Поразмяться мне хочется вволю...
Никогда, никогда, никогда
Не вернусь я на палубу боли!

Я не знаю, чье имя шептать
По ночам, в тишине повсеместно,
Я не знаю, как взрослою стать
Потому, что наивна и честна.
Я уже не хочу умирать,
Я свободна для дела другого,
Но как сладко мне душу терзать
Ожиданием тайного слова.



* * *


Чему ты так обиделся, мой друг?
По-моему, возмущаться не пристало.
Со мной перемешал ты всех подруг,
Ну, вот и я тебя перемешала...



* * *


А в душе моей вьюга
Закружила вальсок.
Что- то зимняя стужа
Побелила висок...
Что-то яркие краски
Осыпались вдруг,
А вокруг меня маски...
За какой из них друг?
Где ты, ангел мой грешный?
Я тебя буду ждать!
Веселее и легче
Мне с тобою дышать.
Москва. Декабрь 1999 г.



Я не Сафо.

Я не Сафо, сестер люблю я сестринской любовью
Мне этих чувств стыдиться, к счастью, не дано.
И щекотанье нервов на потребу моде,
Ни в жизни, ни в искусстве - кредо не мое.
Не принимаю вычурность разврата, -
Последствие изысканных затей.
Сестра сестрой, а брат пусть будет братом,
Как было, есть и будет у людей.

Пусть впереди возлюбленный грядущий,
Я в лабиринте спутанных дорог
Останусь недоступной и зовущей
Для всех влюбленных посреди веков.
К нему, потерянному в царстве мрака,
Идущему на Минотавра в бой,
Я приползу на брюхе, как собака
С волшебною живой водой.

И вот тогда, пройдя все испытанья,
В награду за отчаянье и боль,
Свершится долгожданное венчанье
Я, наконец, тебя узнаю, мой Король!



Горошина.

Ты преподносишь мне себя,
Как горошину на блюде.
Не моль кунцкамерная я,
Пыль лапкой смахивать не буду!

Ты забронируешь места
На рейсы всех моих полетов.
Ты метишь прямо мне в уста,
Сквозь них меня желая слопать.

Ты добиваешься признанья
Не как Софокл, как Герострат!
И проглотив тебя случайно
Предмет желанья сам не рад ...

Ты лицемерием покрыта
До сердцевины, что пуста, -
Быть может, будешь знаменита,
Лишь тем, что села на тебя!

Спонсору.

Как поучиха свой живот,
Оберегает от прорех, -
Так ты свой "шелестящий сброд"
Под панцирь прячешь, словно грех.

Твой каждый день, как в казино,
И если не сорвешь Джек пот,
Тебе от злости сводит рот, -
Ты не фон Мэк, я не Сафо!

Гнилое игрище страстей, -
Подобно пошлому кино,
Источник сплетен для людей:
Ты не фон - Мэк, я не Сафо!

Жалеешь денег для меня?
Увековечь свой бренный век!
Твои богатства - пыль одна!
Я - не Сафо, ты не фон-Мэк!

Прости за жесткий мой итог,
Я свой не прекращаю бег.
Рассудит нас один лишь Бог.
Я не Сафо, ты не фон-Мэк!



Цветы Коломбины.

Я дарю вам цветы, бесконечно живые,
Есть в них добрые, есть и несдержанно злые,
Пробивались упрямо в асфальте ростки,
У дороги, на паперти, как сорняки.

Я, конечно, на них не услышу ответа,
Кроме шума волны и дыхания ветра...
Будет их аромат ненавязчив и легок,
Может, память о них вы возьмете в дорогу...

Они могут сберечь вас от многих ошибок,
Подарить вам с полдюжины грустных улыбок,
Рассказать, как не просто на сцену взойти,
Что сорвать, что посеять в тернистом пути.

23.11.02



* * *


Коломбина, Коломбина, ты не плачь,
Ты посеяла цветочек, он взойдет...
Зимы, весна пронесутся мимо вскачь
И увидишь, твоя дочка расцветет!

Я мечтала о прекрасном корабле,
Что под алым парусом придет.
Рыцарь не серебряном коне
Золотой мне ключик принесет.

Эту сказку мне рассказывала мама,
Было ей намного тяжелей,
Вместо сказки получилась драма,
Так всегда бывает у людей.

Сказку каждый сочиняет сам,
И живет в том театре до конца.
Коломбина, слышишь в зале гам?
Грим не смазывай с усталого лица!

06.12.02.



* * *


Мои стихи, как мозаичная картина,
Кусочки перемешаны лежат.
Слова и чувства, - это тоже глина,
Когда из них художники творят.
Лишь надо угадать при помощи искусства,
Освободить, подавленный в плену,
Кусочек прожитого сердцем чувства,
Заполнив на листе пространства пустоту.
Судьба опять предложит ребус
И вдохновенно буду я играть,
Непониманья растворится крепость
В лучах любви, блаженства и добра.



* * *


Ответ молодой поэтессе,
Сравнившей бабочку на костюме артиста с живым мотыльком.

Ты держишь бабочку в руках,
Природой восторгаясь кротко,
Пыльцу оставив на руках,
Положишь в темную коробку.

А через день один, другой
Ее булавкою на стену
Приколешь в рамочке цветной,
Засохшим восхищаясь тленом.

Вот так всем нам преступно просто
Любить умерших, не живых.
И за оградою погоста
Рыдать о близких, дорогих.

Артист, сгоревший на арене,
Как разноцветный мотылек,
Жизнь посвятивший Мельпомене,
Достоин большего, дружок!!!

Коломбина не плакала утром,
Коломбина не плакала днем.
Стало муторно и неуютно,
Но отчаянье будет потом.

Не киснуть! Надо держаться,
Пока натянут канат;
Бежать по нему, улыбаться,
Когда зрители "Браво!" кричат!



* * *


Не убивайте Любовь!
Это создание Божье.
Нежных оков
Вам избежать невозможно.
Страшно ослепнуть?
Страшнее быть зрячим во тьме!
Нет счастья в любви?
Без нее вы несчастны вдвойне!
Если убьете ее,
То сократите свой век.
Не убивайте Любовь!
Вы только с ней человек.



* * *


"Чик-чирик, ха-ха, ха-ха!", -
На ветке качались два воробья.
Внизу под деревьями хищник ходил,
Слушал их речи и когти вострил.
Мечтал скалозубов он в лапы поймать,
На них отыграться, под пузо подмять,
Мягким роскошным пушистым хвостом
Схватки следы заметелить потом.
Вот кто-то и в жизни нас подомнет
Острым когтем под свой мягкий живот.

06.12.2002.



* * *


Привет, Вийон! Колпак шута
Несешь ты гордо как корону.
И с вором божья простота
Теперь не шапочно знакомы.

Поэт - бандит. Злодей и гений,
Несовместимо? Отчего ж?
За расхожденье личных мнений
В любом столетье - в спину нож!

Он словно рыцарь неугодный
Стоит у трона королей.
Во Франции - Вийон голодный,
В России - Саша и Сергей.

Не знали Пушкин и Есенин,
Преобразив российский слог,
Что вместо них французский гений
В том споре подведет итог.

Теперь прощай, Вийон опальный!
Мне было больно и светло.
Когда твой образ стал реальный,
Зажглось еще одно окно.

Поэты оставляют книги,
Что не сгорят и на кострах, -
Артист за прожитые миги,
Рискует превратиться в прах.

Слепив из крови и из плоти,
Чужой судьбы он крест несет.
Актер, твой труд так мимолетен!
Пускай Любовь тебя спасет!



Вийону - Сергею Савченко,
актеру театра "Рок Опера".


Я за крылья тебя не держала,
В небеса, запрещая взлететь,
Потому то, как след от кинжала
Оставляет незримая плеть.

Ты напомнил мне раннюю юность,
И рискованный дикий полет,
Когда страсти своей безрассудность
Не брала я на жесткий учет.

25.01.03.



* * *


Чтоб слышать голос божества.
В аптеке я куплю бируши,
Чтобы не могла галиматья
Назойливо залезть мне в уши.

Но день начался и забыла,
Все, что мне ангел прошептал.
Из памяти все рифмы смыло
И по дороге в небо вновь обвал.



Магдалина.

Говорит Магдалина Иисусу:
"Разве это смертельный грех?
Коль тебе любовь не по вкусу,-
Разделю я ее на всех!

Ты пророк и учитель мудрый,
Отвечай, для чего, иудей,
Ясноокий ты и златокудрый?
Чтобы легче смущать людей?

Говоришь - и ласкаешь голосом
Так у нас не умеет никто,
Как у девушки длинные волосы
И рука не держала копье...

Может ты не мужчина вовсе?",-
Магдалина вошла во вкус
И на всю закричала площадь:
"Покажи свою силу Иисус!"

Он на зов ее обернулся,
И она подбежала, смеясь,
И покров с головы смахнула,
Вокруг шеи его обвилась.

Он тихонько ее отодвинул
И к губам прикоснулся рукой:
"Тяжело тебе, Магдалина?
Так ты выйди и людям спой..."

"По пророчеству ясновидца,
Труд забросив древнейший свой,
Так и стала вот я певицей
И танцовщицей площадной.

Были сильными нежные руки,
А душа тверда как алмаз.
Обрекая себя на муки,
От меня от падения спас!"


Я пишу историю свою
Бесполезно и бескомпромиссно
И серьезно думать не могу,
Потому, что в голове все скисло.

Сколько добрых не сказано слов
В адрес самых надежных друзей?
Вдохновляют лишь козни врагов
На создание дерзких идей?

В чем тогда секрет Полишинеля?
Всем до смерти нам кривляться суждено?
Перед кем и для чего? Не верю,
Что играет всеми нами Зло!

Почему талант неблагодарен?
Продает себя за медный грош?
А кто-то рядом злой кричит, что ты - бездарен:
"Мысль изреченная - есть ложь!".

29.01.03



* * *


Поэт - не истина, не догма,
Он человек, - в нем плоть и кровь
Душа его всегда свободна,
Меняет ярость на любовь.

Чем отличается печать
Поэта от бойца в сраженьи?
В уменьи жизнь переключать
От разрушенья к сотворенью!

И боль за все людские стоны
Течет из-под его пера,
В том автомате - не патроны,
Огонь берет он на себя.

30.01.03.



* * *


Стихи не ждут тетрадочки опрятной
И не встают по очереди в ряд,
Вторгаясь в жизнь мою бестактно,
Родятся бестолково, невпопад.

Я их ловлю, как юркую зверушку
За хвост, пока не убежит в чулан.
Возьму "на карандаш" и - под подушку,
Чтоб утром не рассеялся обман.

Но в час, когда мне очень одиноко,
Перечитаю строчек водопад
И предо мной под мачтою высокой
Раскинет парус сказочный фрегат.



Цветы на бумаге.

Я делаю бумажные цветы,
Но из того, что под руку попалось.
В них оживут знакомые черты
И расцветет, что днем от глаз скрывалось.
Нещадно время стрелочку ведет,
В то место, что назначено свиданьем,
И там живой водоворот
Нас выкинет без опозданья.
Мы ищем Рай, покинутый Христом,
До искупленья гробового,
А он горит себе огнем
За гранью сказанного слова.
И я влекома той страной,
Где побеждает гармонично
Над преисподней, - Рай земной
И эта битва поэтична!

20 Сентября 2001 г.



* * *



eL'art studio